+7(495)922-05-40
+7(495)669-56-56 



Корзина0 товаров
на сумму 0 руб.

мед и золото гости из венгрии

С 14 по 19 апреля 2016 года у нас в гостях была делегация венгерского апитерапевтического общества: председатель общества, апитерапевт, доктор Карменди Янош и член общества, переводчик Иштван Рож.

IMG_20160414_182545.jpg
Их приезд был связан с изданием в Венгрии книги С.А.Поправко «Мёд и золото», вышедшей в свет на венгерском языке в 2015 году.
Встреча прошла в необыкновенно плотном дружеском и научно-познавательном формате. 
Так бывает, когда в единую логическую цепь сливаются разные события, и наконец всё то, что так долго организовывалось при участии самых разных людей и обстоятельств, наконец, свершается. Ведь не каждый же день к вам приезжают иностранные гости…
B если вам удалось дождаться этого счастливого момента, то он останется в вашей памяти самым запоминающимся и ярким впечатлением. Тем мгновением, когда от присутствия собеседника ускоряется мысль, и мир вспыхивает, торопясь открывать все новые и новые истины.
Главное событие: исполнен хроматографический анализ венгерского прополиса, указующий на качественно иной химический состав, чем у прополиса северно-русского типа (NORTH RUSSIAN). NORTH RUSSIAN в нашей стране собирается медоносными пчелами преимущественно с почек белоствольной березы (вид Betula). И именно его химический состав впервые был «разложен по полочкам» в результате научно-исследовательских работ в то время еще совсем молодого ученого-естествоиспытателя Сергея Поправко. 
Первые соединения тополиного прополиса – галангин и пиноцембрин – удалось идентифицировать французским энтомологам Пьеру Лави и Мишелю Барбье. И тот прополис, который в Западной и Южной Европе пчелы собирают с почек тополя, имеет совсем иную биологическую активность, да и по органолептическим свойствам он совсем другой, и запах у него не тот, что у нашего, березового.

IMG_20160416_130428.jpg
Главный вклад в активность любого типа прополиса задают биофлавоноиды, их несколько групп, они действуют сообща, и вместе они создают самую надежную, интегральную систему защиты пчелиного улья, в котором сберегается абсолютно стерильная среда.
И этот комплекс природных антиоксидантов, среди которых не только биофлавоноиды, но еще и ненасыщенные ароматические кислоты и их эфиры, спирты и альдегиды, загадочные, но эффективные фенольные триглицериды, органические кислоты и сесквитерпеноиды, представляет собой неповторимый и уникальный букет веществ, необходимых для нашего здоровья и долголетия. Расшифровать такой состав означает не только получить конкретные формулы, но и познать нечто большее: раскрыть строгие механизмы защиты и сбережения видов, следующие из объективных законов эволюции. 

IMG_20160416_123525.jpg
Конечно, химическая идентификация типов прополиса – высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЖЭХ) – дело недешевое, если учесть, что есть еще и многочисленные его подтипы или специфические внутриценозные разновидности. То есть, смесевые типы, когда к основному «вкладчику» прополиса – бальзамам почек березы – присоединяются смолистые выделения почек осины, ольхи и т.д. Да и чисто экономически не так много выходит прополиса с обыкновенной, в 20 семей, скажем, пасеки. Если у вас, допустим, 20 семей, то вы соберете за сезон не более 1 кг прополиса: по 50 граммов с каждой пчелиной семьи. И тогда, если вам нужно найти 10 кг прополиса, но как минимум вы соберете такую массу не менее чем с 10 разных пасек.
Вот и получается, что производство прополисосодержащих препаратов для здоровья или косметики, востребующие большие объемы прополиса, требуют дополнительных затрат на идентификацию его образцов, собираемых с каждого источника. 
Но оно того стоит, потому что спрос на русский березовый прополис есть, и наши гости из Венгрии это пожелание озвучили.
В Европе нет, как в России, такого количества березовых рощ и лесов. Источником прополиса в Европе являются другие древесные растения, преимущественно это тополь черный (Populus nigra). Как признался доктор Карменди Янош, на всем его собственном 20-гектарном угодии, где произрастают 2 000 груш, из плодов которых он готовит замечательную палинку, чей градус нам еще предстояло оценить, растет всего только одна береза. У него перед домом: «Betula Pendula, - восклицает он, - одна!»
Впрочем, спрос в Венгрии не только на прополис. Главный спрос – на концептуальные знания, на новые подходы и новые перспективы развития современного общества, страдающего пока своим собственным «ожирением» - безудержным потреблением, простимулированным искаженной денежной системой. Впрочем, в первую очередь я спрашивала не о денежной системе, с которой связано содержание переведенной книги, а об органическом пчеловодстве в Венгрии и связанных с ним возможностях естественного содержания пчел в европейских пчелохозяйствах и пасеках.
Оказалось, что далеко не все в Европе на ура воспринимают органику, особенно если она касается именно пчеловодства. Почему? Да потому, что просто не всегда удается совместить наши «органические» желания с реальными возможностями.
Так, например, в Румынии, да и не только в ней, основным источником нектара для пчел является широко распространенная в Европе белая акация, с цветов которой пчелы собирают рекордный по содержанию фруктозы акациевый мед.
Белая акация начинает цвести и выделять нектар довольно рано, в весеннее время, когда пчелиные семьи после зимовки еще не успевают вырастить свое новое поколение. А выделение нектара с акации уже началось, и это время главного, основного взятка для пчелиной семьи. И что делать, чтоб не упустить нектар?
Для усиления еще неокрепших семей румынские пчеловоды объединяют их вместе, мобилизуя на сбор нектара. Задача интенсивного сбора нектара с акации, таким образом, разрешается, но вопреки требованиям и форматам естественного пчеловождения, что ведёт к истощению общего потенциала пасеки.
В России же времени для выращивания нового пчелиного потомства гораздо больше, и его хватает, чтобы успеть вырастить новых пчел-сборщиц до наступления основного взятка, начинающегося с последней декады июня. Этот период приходит в умеренных (не южных) зонах страны, с массового цветения всех видов бобовых (клевера, донник), малины, кипрея, самых разнообразных луговых нектароносов. Венчает этот период цветение царицы медоносов – липы. Визитной карточки России.

IMG_20160417_161610_HDR.jpg

Но и вслед за ней нектарное поле не пустует. Цветут васильки, щедрые на нектар губоцветные растения (глухая крапива, пустырник, шалфеи), множество сорных медоносных растений, которые и дают основной вклад в то, что мы называем «наш русский мед». 
Предварительный «разогрев» пчел на русских просторах идет на апрельских и майских ивовых, одуванчике, садово-ягодных культурах (смородина, крыжовник, вишня, слива, яблоня и груша), нектароносном лесном подлеске (крушина, брусника). Отчасти помогает зимостойкая желтая акация. И до наступления «горячей поры», венчающейся цветением липы, у пчел есть еще время для полноценного выращивания многочисленных трудовых армий пчёл-сборщиц.
Так что вопросы естественного пчеловодства иногда приходится решать с индивидуальным биогеографическим подходом, основываясь на многолетнем опыте и уже сложившихся и выработанных ранее в исторических традициях «органических методах», где изначально не было никакого участия химии. И для того, чтобы эту задачу решить, приходится думать самостоятельно, собственной головой.
Подтверждением тому – другой пример.
В Австрии, например, пчеловоды не стали ориентироваться на Евросоюз, а выработали собственные критерии для определения стандартов высококачественной пчелиной продукции. Согласно этим критериям, настоящий и качественный пчелиный мед должен быть, прежде всего от здоровой пчелиной семьи и не должен быть подвергнут модному в этих странах нагреванию. А вот проверяют качество меда и условия содержания здоровых пчелиных семей не чьи-то комиссии, а сами австрийские апитерапевты, которые напрямую заинтересованы в высоком качестве пасечных товарных продуктов, которые они прописывают своим больным, полностью отвечая за их фармакологические способности перед пациентами. Теми, которые хотят с помощью пчелиных продуктов поправить свое здоровье. 
Австрийский опыт венгерские апитерапевты решили применить и у себя в Венгрии, чтобы представлять людям лучшие продукты на своих ежегодных выставках «Меда для здоровья».
Надо сказать, что сейчас естественное содержание пчелосемей распространяется и в России. Пчеловождение без подкормок сахаром, без химии, применяемой против клещей варроа, с поддержанием естественного размножения пчел - роения. Но даже и в этих условиях пчелиные семьи, если они заражены клещом, все равно погибают, и это бич современного пчеловодства.
Но уже есть опыт, и он распространятся. Это опыт и отдельных пчеловодов-энтузиастов, и их небольших коллективов. Есть еще и интересный опыт пчеловождения в развивающихся экопоселениях, или родовых поместьях, где на территории, свободной от сельскохозяйственной обработки почв и изобилующей дикоросами, всегда есть возможность роевого содержания пчел.
Но объемы продуктов, собираемых с таких хозяйств, невелики, для производственных задач иметь дело с ними не очень выгодно.
Но все это в любом случае перспективно, потому что в России сейчас более половины необрабатываемых никакой химией плодородных земель, и эти объемы будут только увеличиваться. «Мы можем сделать все наше пчеловодство органическим», - заявил заведующий кафедрой пчеловодства Тимирязевской сельско-хозяйственной академии А.Маннапов. Ведь в России самые большие площади липовых лесов, произрастающих естественным образом в сочетании с естественными березовыми массивами, а также лесополосами – главным источником и поставщиком лучшего в мире прополиса. Лучший мед – липовый, и лучший прополис – березовый. Но нет пока только собственного стандарта, распространяющегося на свои собственные же блага.
Впрочем, Россия и до революции 1917 года имела органическое земледелие и совсем не употребляла химии, потому что заводов по производству минеральных удобрений в ней тогда еще не было. Первый комитет по химизации народного хозяйства был создан в России сразу после революции, а первые тонны химических удобрений (фосфоритная мука) были выпущены после переходом на коллективизацию и организации первых колхозов в 1931 году – на Воскресенском предприятии «Химик». 
И с переходом на химизацию стала планомерно и систематически уничтожаться сложившаяся еще до революции система 3-польного земледелия в России. Суть её – в поддержании естественного равновесия и восстановлении микрофлоры почвы за счет нахождения и отдыха полей «под паром». 
Это было самое надежное, стабильное и равновесное земледелие, которому не грозило никакое истощение. Урожаи были невысокими, но зерно было высококачественным и очень ароматным, ценившимся на мировом рынке. Главными удобрениями тогда были навоз и зола, а поле, отдыхающее под паром, периодически перепахивали, чтобы сапрофиты перерабатывали срезанную траву в естественное NPK-удобрение.
Была еще и 10-польная система, когда поля оставляли не только для отдыха, но и засаживали бобовыми или специально отобранными для хорошего последующего урожая зерна так называемыми пропашными культурами (корнеплоды). Тогда же была создана и система селекционных станций, одну из которых, специализирующихся на создании лучших сортов кормовых трав, возглавлял отец Сергея Алексеевича Поправко – Алексей Васильевич Поправко, любимый ученик известного селекционера-академика, президента ВАСХНИЛ Николая Ивановича Вавилова. 
И если говорить отдельно о пчеловодстве в дореволюционной России, то здесь равных ей не было в мире. До революции в России было почти 7 миллионов пчелосемей, в 1910 году она продавала свыше 32 тыс тонн меда. Страна экспортировала липовый мед и была абсолютным монополистом на мировом медовым рынке.
Многое с той поры кануло в лету, и многое, увы, позабыто. Вместе с отринутой историей и революциями ушли в прошлое бесценные находки. И теперь мы с трепетом всматриваемся в образцы западных технологий и стандартов. Тех, которые ему пришлось сформировать в противовес своей собственной химизации, ведь самые крупные мировые химические концерны (BASF, Sinopec, Dow Chemicals, Shell Chemicals, Royal Dutch Shell, Bayer) рождены не в России, и вовсе не она является ведущим и мировым её потребителем.
Но, как это ни странно, пока Россия ориентируется на Запад, Запад в это время смотрит на Восток. 
И не только по исключительно политическим соображениям: как сказали наши венгерские гости: «Путин – наш друг, потому что он приезжает к нашему президенту Виктору Орбану». 
Есть и нечто иное, отличающее наше единое языковое пространство и культуру, в которой мы все рождены, и корни которой пока еще не уничтожены. Именно они интересны Западу, и именно они ведут мир к возможности создать что-то лучшее. И даже создать принципиально новое, но в котором вы всегда найдете живые корни хорошо забытого старого.
Для поиска этого нового и приехали к нам наши венгерские гости.

IMG_20160414_182628.jpg

«Мы думаем, у нас должно быть общее будущее», - написал после возвращения Иштван, когда-то давным-давно отучившийся в России и вдохнувший столь глубоко её воздух и впитавший её «плоть и кровь». Увезя в Венгрию и русскую жену. 
Именно поэтому с таким вдохновением он переводил книгу С.А.Поправко «Мёд и золото». И сейчас продолжает переводить еще одну, изданную в 80-х ( «Защитные вещества медоносных пчел»).
Скоро и она выйдет в свет на венгерском языке. И возможно, С.А. еще допишет её новое философское и концептуальное окончание.
Что же стоит сказать в заключение?
В заключение хочется оставить слова благодарности и признания людям и судьбе за такой совершенно «вертикальный», потрясающий венгерский визит. В котором прозвучал так много интересных тем и их продолжений. И они еще не закончены, мы еще напишем об этом.
А пока, как я написала в ответ Иштвану, мы тоже, как и они в Венгрии, вместе думаем о будущем…
IMG_20160416_130453.jpg

IMG_20160416_114924.jpg

IMG_20160417_134628_HDR.jpg